вторник, 4 марта 2014 г.

О необходимости философского обоснования проблемы информационной безопасности

В современной России самой серьезной проблемой является повсеместное непонимание рисков, связанных с использованием новых информационно-телекоммуникационных технологий (ИТКТ). 
Российское общество до сих пор не смогло осознать реально существующую угрозу информационной и, как следствие, национальной безопасности и предпринять соответствующие меры по защите информационной инфраструктуры и информационного пространства государства, исходя,  прежде всего из того факта, что  конечной целью информационного воздействия был и остается человек. В этой связи приобретают особую актуальность проблемы правового характера, решение которых должно определить соотношение между открытостью информационного пространства и информационной безопасностью государства, свободой слова и свободой лжи, защитой информационных систем и защитой сознания от деструктивного информационного воздействия. Вопросы регулирования информационных отношений требуют своего правового разрешения, что невозможно без пересмотра ключевых положений государственной политики и, в первую очередь, Доктрины информационной безопасности Российской Федерации [1]. Доктрина развивает Концепцию национальной безопасности Российской Федерации [2] применительно к информационной сфере и служит основой для формирования государственной политики в области обеспечения информационной безопасности России. Однако, несмотря на то, что в Доктрине особо подчеркивается, что национальная безопасность Российской Федерации существенно зависит от обеспечения информационной безопасности, под которой понимается состояние защищенности ее национальных интересов в информационной сфере, определяющихся совокупностью сбалансированных интересов личности, общества и государства, документ носит декларативный характер и не имеет прикладного значения. Прежде всего, вследствие множества методологических ошибок и неточностей. Например, в качестве объектов информационной безопасности указаны несопоставимые сущности: интересы, личность, общество, государство. На недопустимость рассмотрения в качестве объекта защиты интересов, а не их носителей, обращали внимание многие ученые [3]. «Личность», «общество», «государство» являются категориями социологии, социальной философии, имеют довольно неопределенное содержание и использование этих понятий в законодательном акте, по меньшей мере,  неуместно [4]. Как известно, субъектами права являются физические и юридические лица  или граждане, лица без гражданства, организации, исполнительные органы власти. А понятие «государство» вообще сложносоставное и включает в себя территорию (страну), население (нацию), систему политической власти (конституционный строй). Кроме того, в Доктрине, например, в качестве источников угроз информационной безопасности России рассматривается: деятельность иностранных структур; разработка рядом государств концепций информационных войн; стремление ряда стран к доминированию и т.п. Это противоречит логике. Источником не может быть процесс, состояние или отношение. Им может быть только объект или субъект, так или иначе участвующий в информационном процессе или могущий на него повлиять [5]. Например, американские  специалисты [6] к источникам угроз информационной инфраструктуре США относят: террористические группы; хакеров, одобряющих действия террористов или настроенных против США; государства, против которых может быть направлена антитеррористическая операция; любопытствующих или самоутверждающихся хакеров. Простое сравнение двух подходов отчетливо высвечивает недостатки Доктрины, прежде всего, с точки зрения философского обоснования. Перечисленные выше недостатки, рамочный характер документа, сделали его полностью бесполезным, а может быть даже и вредным, потому что он, исходя из ложных посылок, задает неверное направление для специалистов, работающих в этой области, в том числе, разрабатывающих законодательные акты в области информационных отношений и информационной безопасности.
Ожидалось, что принятие законов «О свободе совести и религиозных объединениях», «О средствах массовой информации», «О рекламе»,  «Об информации, информатизации и защите информации», «Об участии в международном информационном обмене» поможет урегулировать процесс информационного воздействия на население, но в свете их декларативности, противоречивости, оторванности от жизни, они не работали и не работают. Законы, выходящие им на замену (например, «Об информации, информационных технологиях и защите информации» от 27.07.2006г. №149-ФЗ), не только не выправляют ситуацию, но делают ее еще более запутанной. По этой и ряду других причин основные усилия по решению проблемы информационной безопасности в нашей стране направлены на реализацию технико-технологических задач, которые правильнее было бы трактовать как защиту информации от искажения, уничтожения, утечки и т.п. Да и эти работы проводятся различными ведомствами, как правило, без общей координации со стороны государства. В результате неэффективно тратятся большие средства. В известной степени это состояние определяется низким уровнем знаний руководителей предприятий, организаций, учреждений в области информационных технологий, и, как следствие, недооценкой возможностей использования их в деструктивных целях. Кроме того, еще бытует мнение, что уровень информатизации России существенно ниже, чем в большинстве развитых стран и, соответственно, для России проблема защиты информационной сферы не имеет столь высокой важности, как для развитых стран. Однако это глубокое заблуждение. Уже сегодня в стране все системы жизнеобеспечения государства базируются на использовании ИТКТ. Но гораздо важнее тот факт, что в России широко используются возможности информационных технологий по воздействию на общественное сознание. Активно проводятся информационные атаки, особенно в предвыборный период, в результате чего на страницах современных российских СМИ появился и стал привычным термин «информационная война». Все в большей степени начинает использоваться для этих целей Интернет, который идеально подходит не только для неконтролируемого распространения компрометирующих материалов, но и для вброса в общество «нужной» информации, которую печатные и электронные СМИ затем подхватывают и тиражируют. Несмотря на это, отсутствует государственный заказ на научную разработку как общетеоретических, так и философско-методологических аспектов этой проблемы. Гуманитарные аспекты информационной безопасности исследуются практически в инициативном порядке отдельными авторами в рамках специальных дисциплин: психологии, политологии, экономики, теории катастроф и др. Отдельные российские философы активно разрабатывают, как правило, на иностранные гранты концепцию устойчивого развития, которая однозначно не реализуема в ближайшем будущем, а, скорее всего, - никогда, в силу своей утопичности. Складывается впечатление, что в большинстве своем российские философы, социологи, юристы либо не осознают всей полноты и, главное, сущности опасности, таящейся в возможностях новых информационных технологий, либо сознательно их замалчивают.
Конечно, чтобы обеспечить информационную безопасность государства, необходимо  построить соответствующую задаче систему правовых отношений. Но это невозможно без пересмотра доктринального и концептуального фундамента, категориально-понятийного аппарата, что в свою очередь, нельзя сделать без должного методологически выверенного социально ориентированного философского обоснования. В противном случае любые законы будут либо «повисать в воздухе», либо работать по принципу «дышла».

[1] Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. Утв. Президентом РФ 09.09.2000г.
[2] Концепция национальной безопасности Российской Федерации. Утв. Указом Президента РФ от 17.12.1997г.
[3] См., например, Дзлиев М.И., Романович А.Л., Урсул А.Д. Проблемы безопасности: теоретико-методологичес-кие аспекты. М., 2001. С.9.
[4] Об этом подробнее см.: Атаманов Г.А. Информационная безопасность в современном российском обществе (социально-философский аспект): дис. …канд. филос. наук. - Волгоград, 2006.- С. 54-55.
[5] Там же. С. 58-59.
[6] См. Кононов А.А., Смолян Г.Л. Информационное общество: общество тотального риска или общество гарантированной безопасности? // Информационное общество, 2002. Вып. 1. С. 5-7.


Библиографические данные: Атаманов Г.А. О необходимости философского обоснования проблемы информационной безопасности [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://gatamanov.blogspot.ru. – Имеется печатный аналог: Атаманов Г.А. О необходимости философского обоснования проблемы информационной безопасности // Власть и воздействие на массовое сознание: Сборник статей III Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза: РИО ПГСХА, 2007. – С. 84-87.

Комментариев нет:

Отправить комментарий