среда, 5 марта 2014 г.

О некоторых методологических аспектах исследования экономической безопасности субъектов экономической деятельности

В цивилизованном мире практически все субъекты – от отдельного индивида до государства – инклюзивно включены в экономическую сферу глобальной мировой системы, являются ее неотъемлемой частью, т. н. экономическими акторами[1]. Видимо поэтому проблема экономической безопасности в современном научном дискурсе одна из самых популярных.
Так, например, из 2283 кандидатских и докторских диссертаций, найденных автором в Электронном каталоге российских диссертаций[2] по релевантности слову «безопасность», 427 были непосредственно посвящены экономической безопасности, в то время как экологической        – 247, а информационной только 165. Но что бросается в глаза даже при поверхностном ознакомлении с литературой по экономической безопасности, так это то, что понятие «экономическая безопасность» трактуется необычайно разнообразно: от конституированного российским законодательством и принятого подавляющим большинством российских ученых и экономистов в качестве методологического основания «состояния защищенности» до «совокупности свойств» или «системы защиты интересов». Так, В. Тамбовцев под экономической безопасностью системы понимает «совокупность свойств состояния ее производственной подсистемы, обеспечивающую возможность достижения целей всей системы»[3]. В. А. Савин трактует экономическую безопасность как систему защиты жизненных интересов России[4]. Л. И. Абалкин считает, что  экономическая безопасность - это «состояние экономической системы, которое позволяет ей развиваться динамично, эффективно и решать социальные задачи и при котором государство имеет возможность вырабатывать и проводить в жизнь независимую экономическую политику»[5]. Терехов предлагает понимать экономическую безопасность как  «важнейшую качественную характеристику экономической системы, определяющую ее способность поддерживать нормальные условия жизнедеятельности населения, устойчивое обеспечение ресурсами развития народного хозяйства» или как «способность экономики обеспечивать эффективное удовлетворение общественных потребностей на национальном и международном уровнях»[6]. Все эти и многие другие определения страдают недостатками, на которые мы неоднократно обращали внимание в своих работах[7]. Основные из них: 
- отсутствие диалектической связи понятия «безопасность» с понятием «опасность»;
- трактовка безопасности как «состояния защищенности»;
- отождествление безопасности с устойчивостью;
- отсутствие четкой дифференциации понятий «риск», «угроза», «опасность» и др.;
- отсутствие единого основания при классификации видов и подвидов безопасности;
- неверный выбор объектов и субъектов безопасности, источников угроз;
- слишком широкое или слишком узкое толкование понятия «безопасность» в исследуемой области;
- трактовка «безопасности вообще» безотносительно к объекту безопасности и его структурному уровню. 
Кроме того в приведенных выше определениях отчетливо прослеживается подмена понятий, а так же стремление авторов выдать желаемое за действительное.
На настоящий момент в теории экономической безопасности наиболее разработанной и презентируемой является методология анализа и оценки экономической безопасности с использованием показателей-индикаторов. По мнению сторонников индикативной системы, показатели-индикаторы характеризуют предельные значения, игнорирование которых «препятствует нормальному развитию экономики и социальной сферы и приводит к формированию разрушительных тенденций в области производства и уровня жизни населения»[8]. Однако российская действительность полностью опровергает обоснованность такого подхода. На протяжении более 20-ти лет подавляющее большинство показателей-индикаторов выходило за всякие допустимые  пределы, тем не менее, ни сами участники экономической деятельности, ни чиновники не идентифицировали состояние российской экономики как опасное. Напротив, они констатировали наличие позитивных тенденций: рос ВВП, доходы населения и т.д. Мировой кризис не только подпортил статистику, но и показал, что, несмотря на то, что показатели-индикаторы достаточно объективно характеризуют положение дел в экономке, и, исходя из их анализа, можно определить тенденции развития экономических процессов, экстраполировать некоторые результаты, делать выводы о том, находится система в опасности или в безопасности, нельзя. Таким образом, можно сделать вполне справедливый вывод: артикулируемые и конституируемые современной российской наукой подходы к исследованию феномена экономической (как, впрочем, и всех иных видов) безопасности носят декларативный и спекулятивный характер и потому не могут дать позитивного  результата. Необходим принципиально иной подход, иная методологи исследования феномена «экономическая безопасность».
Понятно, что нельзя исследовать предмет или явление не определив его. Дать же определение понятию «экономическая безопасность» невозможно не дав сначала определение понятию «безопасность». Автор считает, что под безопасностью следует понимать ситуацию, при которой объекту безопасности  не может быть причинен вред. И даже не саму ситуацию, а ее обозначение (в терминах семиотики – десигнат), и не всякий вред, а только существенный (с точки зрения оценивающего ситуацию субъекта)[9]. Термин «экономическая» только конкретизирует сферу экзистенции объекта, которая подвергается исследованию с точки зрения возможности причинения ему вреда. Экономическая безопасность не является самостоятельно существующим объектом. Это только отдельный аспект, грань, частное проявление одной общей проблемы – опасности / безопасности объекта, в качестве которого могут рассматриваться как любые элементы экономической системы, так и их свойства. Иногда в качестве объекта безопасности отдельные авторы заявляют даже вид деятельности, например, «предпринимательство», хотя в дальнейшем ведут речь о безопасности предпринимателя, предприятия, государства, но только не о предпринимательстве, что является свидетельством пренебрежения (или незнания) элементарными правилами логики и методологии научного исследования. Очевидно, что элементы экономической системы, их свойства, а также явления, происходящие в экономической сфере, сами по себе, как правило, мало интересуют среднестатистического индивида. В силу объективно присущего человеку (в экономической сфере – работник, предприниматель, покупатель и т. п.) эгоизма (переходящего порой в эгоцентризм) его, в первую очередь, интересует он сам и, следовательно, его собственная безопасность, и только во вторую – система, элементом которой он является. На макроуровне в экономической сфере это организация, предприятие, учреждение (для сокращения, далее – корпорация), на мегауровне – государство, межгосударственные экономические союзы и блоки, транснациональные корпорации (ТНК). Обобщенно все перечисленные элементы экономической системы называют либо субъектами экономической деятельности, либо экономическими акторами. Феномены, обозначаемые этими понятиями не тождественны, тем не менее, оба понятия очень часто используют как синонимы. Однако автор считает, что понятие «экономический актор» шире понятия «субъект экономической деятельности». «Экономический актор» – это любой непосредственный участник экономической деятельности, а «субъект экономической деятельности» – это участник экономической деятельности, осуществляющий ее вследствие самодетерминации, обладающий определенной степенью самостоятельности (свободы) в определении целей, средств и способов их достижения.
Таким образом, мы предлагаем под экономической безопасностью субъекта экономической деятельности (далее – СЭД) понимать (обозначать) ситуацию, при которой ему, как экономическому актору, не может быть причинен существенный вред.
Возникает вопрос: что такое «вред»?
Вред есть результат воздействия, выразившийся в наступлении нежелательных и/или неблагоприятных последствий для объекта воздействия. В качестве таковых могут быть:
- нарушение структурной целостности (деструкция), и/или
- нарушение функциональной цельности (дисфункция), и/или
- значимое ухудшение условий существования субъекта, снижение его потенций в достижении целей, направленных на прогрессивное развитие.
Вред субъекту может быть причинен вследствие:
1) действия, совершаемого им самим;
2) действия, совершаемого другими субъектами (объектами, явлениями).
Возможность причинения СЭД вреда вследствие совершения им самим некоторого деятельностного акта есть ни что иное, как риск. Возможность и/или обещание причинения вреда другими субъектами, объектами, явлениями следует трактовать как угрозу.
Учитывая те обстоятельства, что риск имманентно присущ любому действию СЭД, т. к. оно неизбежно осуществляется в условиях неопределенности (неизвестности) и, следовательно, непредсказуемости результата, а избежать или защититься от всех угроз невозможно, потому что угроза – это специфическое состояние связей и отношений объекта с внешней средой, а объектов вне связей и отношений в природе быть не может, обеспечение экономической безопасности СЭД следует понимать как задачу минимизации вероятности наступления неблагоприятных и/или нежелательных для него последствий и размеров возможно причиненного вреда в ходе реализации им своей основной функции – экономической деятельности.
Очевидно, что источником рисков является сам СЭД, вернее – его система (подсистема) управления, а вероятность и размеры возможно причиненного вреда определяются состоянием внешней среды и принимаемыми системой управления решениями. Угрозы же исходят от внешних, по отношению к субъекту, источников. Внешних не столько в смысле структуры (т.е. не входящих в  структуру СЭД): конкурентов, криминальных структур, законодательных и исполнительных органов государственной власти, органов местного самоуправления[10] и просто случайных субъектов, природных явлений и техногенных катастроф, - но и операционально (функционально)[11] внешних, т. е. выполняющих функцию, не свойственную СЭД, не отвечающую его интересам, противоречащую продекларированным им целям и задачам: неграмотных и халатных исполнителей, жуликов, лентяев, шпионов,  саботажников и т.д.  Вероятность реализации угрозы и размеры возможно причиненного вследствие этого вреда будут определяться параметрами внешнего воздействия, свойствами самого СЭД, параметрами системы защиты. И от того, насколько правильно будет проведена оценка рисков и угроз, разработаны и применены способы и средства минимизации рисков и противодействия угрозам, ликвидации последствий их реализации будет зависеть эффективность деятельности СЭД. А, как мы отметили выше, деятельность эта неизбежно осуществляется в условиях наличия постоянных дестабилизирующих, а зачастую и откровенно деструктивных воздействий.
Здесь стоит заметить, что результатом рискованного действия субъекта может быть как получение выгоды, так и причинение ему вреда, а результатом реализации угрозы – либо причинение вреда, либо ничего. Последнее возможно, если:
а) угроза нереализуема;
б) субъект сумел предотвратить реализацию угрозы путем заключения с источником угроз соответствующего договора или локализовать (в пределе - уничтожить) источник;
в) субъект смог избежать негативных последствий путем разрыва дистанции, маскировки, уклонения от нападения, эффективной защиты.
Получается, что экономическую безопасность СЭД можно обеспечить путем:
1) снижения рисков (в первую очередь, путем подбора, подготовки и расстановки кадров, способных принимать правильные решения и добиваться их исполнения);
2) противодействия угрозам (прогнозирования угроз, выявления и устранения причин их возникновения, принятия необходимых мер защиты);
3) ликвидации последствий деструктивных воздействий.
Как видно, здесь нигде не прослеживается участие государства в качестве субъекта безопасности. Народ на уровне обыденного сознания, руководствуясь здравым смыслом, это давным-давно уже осознал и выразил в пословице: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». А это означает, что главным субъектом безопасности был и остается сам субъект. Декларация государства в качестве главного субъекта безопасности является грубейшей методологической ошибкой с далеко идущими последствиями. Государство в лице его законодательных и исполнительных органов власти призвано создавать более безопасные условия деятельности СЭД и инструменты обеспечения безопасности, а как ими пользоваться должен принимать решение сам субъект.
Обеспечение экономической безопасности субъекта экономической деятельности в содержательном плане распадается на три взаимосвязанных, но операционально независимых направления деятельности:
1) формирование оптимальной структуры СЭД, обеспечение ее соответствия решаемым задачам, поддержание в работоспособном состоянии;
2) «безопасное» (т.е. умное, грамотное, ответственное) управление деятельностью СЭД;
3) создание благоприятных условий осуществления экономической деятельности.
Именно так, правда на интуитивном уровне, понимают и выстраивают свои системы безопасности практики, но совершенно иначе понимают и трактуют экономическую безопасность и ее содержание российские ученые-экономисты. Разрыв между теорией и практикой обеспечения экономической безопасности в российской действительности обусловлен либо низким уровнем методологической подготовки экономистов и юристов, либо их конформизмом. И те и другие в подавляющем большинстве являются апологетами методически и методологически несостоятельной концепции безопасности, нашедшей свое отражение в нормативных правовых актах Российской Федерации, в том числе и в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537. Более того, даже поверхностный ретроспективный анализ и научных работ и законодательных актов приводит к пессимистическому выводу: качество каждого последующего документа хуже предыдущего. В этом, правда, нет ничего удивительного, ведь согласно системной теории (в частности, по Н.Луману) за каждой коммуникацией в системе следует неидентичная коммуникация, которая соответствует общему коммуникативному коду системы, его смыслу и всегда предопределена ранее происходившими коммуникациями. И если в основе аутопойетического воспроизводства лежит ложная теория, а коммуникативный код, навязанный системе, деструктивен, то результат не может быть иным. Однако такое положение рано или поздно приведет к развалу системы, ее качественному перерождению. Чтобы это не произошло, необходимо, в том числе и в первую очередь,  кардинально переосмыслить и переработать теоретические основы экономической безопасности, детально  и объективно исследовать ее зависимость от эффективного управления, выявить особенности управления с позиций обеспечения экономической безопасности, переработать основные способы обеспечения экономической безопасности субъектов экономической деятельности с учетом их структурных уровней сложности. Особое внимание следует обратить на изучение взаимосвязи экономической безопасности с уникальным явлением современности – безопасностью информационной. 
Учитывая, что информация представляет собой интегральную часть всякой человеческой деятельности, что она по своей природе является ресурсом, который легче других проникает через возможные преграды и границы, а также то, что информация стала основным сырьем современной экономики[12], обеспечение информационной безопасности СЭД становится чуть ли не ключевой задачей. Проблема здесь состоит лишь в том, что обеспечение информационной безопасности в современном российском дискурсе  сводится, как правило, к защите информационных ресурсов, принадлежащих субъекту на законных основаниях, к тому же отнесенных в соответствии с законом к какому-либо виду тайны  или совершенно аморфной и обезличенной категории – «информации ограниченного распространения» – от разглашения, утраты, утечки, искажения и уничтожения. Более того, нормативно-методические документы по защите информации к одной из наиболее существенных угроз информации относят т. н. «несанкционированный доступ», что является свидетельством недостаточной методологической и методической подготовки авторов этих документов.
На самом же деле, понятие «информационная безопасность» по правилам русского языка и методологии научного исследования без указания объекта, безопасность которого рассматривается, является абсурдом, а с указанием оного должно трактоваться значительно шире: не только как «состояние защищенности информации», но и как «состояние защищенности от информации» и как «удовлетворение потребностей в информации», причем в обратной последовательности.
Вследствие этого обеспечение информационной безопасности субъекта экономической деятельности любого структурного уровня сложности представляет собой совокупность сложных многофакторных взаимосвязанных, но операционально различных, задач:
1) удовлетворе­ние потребностей в информации, связанной с ведением бизнеса;
2) защита бизнеса от нега­тивного информационного воздействия;
3) обеспечение безопасности собственных информа­ционных ресурсов.
Первая задача решается путем получения достоверной и достаточной для принятия правильных решений информации любыми доступными средствами. Для этого применяются самые различные методы сбора информации: от поиска ее в Интернете и открытых источниках до посещения офиса конкурента под видом клиента. Закон не запрещает и проведение наблюдения, опросов, наведения справок, фото- и видеосъемок. Эти – вполне законные – методы называют «деловой разведкой». Однако не все участники бизнес-процессов являются законопослушными гражданами. Поэтому довольно часто используются и незаконные методы добычи информации, которые получили название «промышленный шпионаж». Для повышения степени достоверности информации (а для бизнеса нужна только такая) применяются различные способы верификации, используются доверенные источники и надежные каналы ее трансляции. 
Вторая задача решается в российском бизнесе крайне неудовлетворительно. По сути, она даже не осознана и не поставлена. Трудности организации и осуществления мероприятий по решению этой задачи связаны с тем, что непосредственная каузальная связь между состоянием предприятия или бизнеса и информационным воздействием, приведшим к этому, не всегда проявляется непосредственно и требует специального анализа.  Это обстоятельство стало одной из причин серьезного отставания нашей науки в изучении специфики обеспечения информационной безопасности, включающей разработку методов защиты от деструктивного информационного воздействия. Такие методы разрабатывались в техносфере для защиты систем вычислительной техники, повышения надежности компьютерных сетей и т.д., но в отношении защиты социальных систем, в т. ч. экономических дела обстоят значительно хуже, поскольку сами эти системы гораздо сложнее технических и не так явно проявляются результаты негативных информационных воздействий. В то же время очевидно, что именно защита социальных систем выступает необходимым условием обеспечения  безопасности и самих технических средств, поскольку она определяется не только  уровнем сознания и компетентности реализующих ее субъектов-специалистов, но и тем социальным контекстом, в котором сами специалисты формируются. Отсюда понятно, почему недостаточно в отечественной науке исследований, посвященных этой проблематике. Основная масса работ ограничивается лишь констатацией факта необходимости проведения исследований в этой области. В иностранной литературе, напротив, до деталей разработана технология защиты бизнеса, есть даже специалисты по устранению негативных последствий информационного воздействия - спин-докторы[13]. У нас эта проблема решается (если вообще решается), как правило, методами PR-технологий. 
Третья задача относится к категории наиболее разработанных как в научном, так и в практическом аспектах. Однако и здесь дела обстоят не лучшим образом. Предлагаемые методики организации систем защиты информации носят, как правило, спекулятивный характер, законодательные акты и нормативные документы, зачастую, не учитывают специфику деятельности предприятий, вероятности реализации угроз и размеры возможного вреда в случае их реализации. В следствие этого субъекты бывают  вынуждены выбрасывать иногда баснословные суммы на проведение абсолютно бесполезных работ, не повышающих общий уровень ни информационной безопасности, ни безопасности информационных ресурсов. В результате под благовидным предлогом повышения безопасности СЭД, ему наносится значительный материальный ущерб.
Таким образом, становится ясно, что информационная безопасность субъекта экономической деятельности  есть одно из основных наряду с экономической безопасностью системных качеств, обуславливающих его шансы на достижение поставленных целей.
Современный этап развития отечественной социально-экономической системы проходит под флагом интеграции России в европейское и мировое экономическое сообщество.  Однако, успешное развитие и интеграция российской экономики невозможны без решения задач обеспечения ее устойчивого прогрессивного развития, главной целью которого должно являться улучшение условий существования населения страны (нации). Основной трудностью в реализации этой политики является наличие противоречащих друг другу интересов огромного количества субъектов экономической деятельности различного структурного уровня: от кустарей-одиночек, индивидуальных предпринимателей, рабочих и служащих на микроуровне, предприятий мелкого, среднего и крупного бизнеса на макроуровне, до государств и ТНК на мегауровне.
Представляется, что предложенные автором данной статьи методологические подходы к исследованию феномена экономической безопасности, являются продуктивными и служат дальнейшему исследованию этого сложного и многогранного феномена. 
Автор с благодарностью примет критические замечания и рекомендации, которые можно направлять по электронной почте на e-mail: g.a.atamanov@yandex.ru.

Литература:
[1]. Актор - непосредственный участник экономической деятельности, субъект хозяйствования/ Современный экономический словарь [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://slovari.yandex.ru/dict/economic, свободный (17.05.2010).
[2]. Электронный каталог российских диссертаций [Электронный ресурс]. Режим доступа:  http://www.disserr.ru/catalogue, свободный (20.07.2009).
[3]. Тамбовцев В. Л. Объекты экономической безопасности России // Вопросы экономики. 1994.  №12. С.45 - 54.
[4]. Савин В. А. Некоторые аспекты экономической безопасности России // Международный бизнес России. 1995. - № 9.
[5]. Абалкин Л. И. Экономическая безопасность России: угрозы и их отражение // Вопросы экономики. 1994. № 2. С. 4.
[6]. Терехов. Общее понятие экономической безопасности и характеристика основных её показателей [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.sec4all.net, свободный (29.10.2008).
[7]. См., например, Атаманов Г. А. О необходимости новых подходов к исследованию феномена экономической безопасности / Г. А. Атаманов, А. Ф. Рогачев // Научно-технические ведомости СПбГПУ. Экономические науки. 2009. № 1 (71). С. 320-325.
[8] Экономическая безопасность России: Общий курс: Учебник / Под ред. В.К.Сенчагова. 2-е изд. - М: Дело, 2005. С.82. 
[9] См. об этом подробнее: Атаманов Г. А. Информационная безопасность субъекта экономической деятельности / Г. А. Атаманов, А. Ф. Рогачев. – Волгоград: ИПК ВГСХА «Нива», 2009. – 132 с. 
[10] Органы государственной власти и местного самоуправления, которые обычно и ошибочно называют государством, являются самыми серьезными источниками угроз, но не потому, что они коррумпированы или связаны с криминалом, а потому, что имеют наибольшие возможности по нанесению ущерба любому СЭД, функционирующему в пределах их юрисдикции. При этом угрозу представляют и, мягко говоря, несовершенное законодательство, и возможность его неоднозначной трактовки исполнительными органами власти, и возможности использования чиновниками административного ресурса (служебного положения, силовых структур, прессы и т.д.) для реализации своих коммерческих или просто меркантильных интересов, и сложность (невозможность) справедливого решения спорных вопросов в т.ч. в судебном порядке и т.д. 
[11] См.: Богданов А. А. Тектология: Всеобщая организационная наука. В 2-х книгах. - М.: «Экономика», 1989.
[12]. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество, культура. - М.: ГУ ВЩЭ, 2000. – С.386.
[13]. Почепцов Г. Г. Информационные войны. - М. : «Рефл-бук», К. : «Ваклер», 2000. – С.105. 


Библиографическая ссылка: Атаманов Г.А. О некоторых методологических аспектах исследования экономической безопасности субъектов экономической деятельности [Электронный ресурс]. -  Режим доступа:  http://gatamanov.blogspot.ru/. – Имеется печатный аналог: Атаманов Г.А. О некоторых методологических аспектах исследования экономической безопасности субъектов экономической деятельности // Монография. Механизм экономико-правового обеспечения национальной безопасности: опыт, проблемы, перспективы. – Краснодар, 2010. – С.24-34.

Комментариев нет:

Отправить комментарий