понедельник, 3 марта 2014 г.

Диалектика безопасности

К началу XXI века мир оказался перед лицом серьезнейших опасностей, угрожающих существованию человечества. Обеспечение безопасности становится главной проблемой мирового сообщества, основой его выживания. Нации, не создавшие надежной системы безопасности, рискуют потерять свою самоидентичность, раствориться в бурном потоке истории, а то и вообще сойти с исторической сцены. 
Особенно актуальна эта проблема для России, находящейся в глубочайшем системном кризисе и оказавшейся не готовой к новым вызовам. Поэтому выработка механизмов обеспечения национальной безопасности становится необходимым условием самосохранения. Государство должно, прежде всего, обеспечить безопасность своего собственного народа. Задача же ученых – дать в руки политиков строго обоснованные, методологически выверенные рекомендации по решению этой архисложной и архиважной задачи. И это должны быть практически реализуемые концепты, а не советы по строительству «Города Солнца» или призывы «жить дружно». Анализ философских концепций безопасности, существующих на сегодня, выявляет несогласованность заложенных в них идей, механизмов их реализации и, как следствие, практическую непригодность.
Остановимся конкретнее на анализе самого понятия «безопасность». Сегодня существует довольно много определений понятия «безопасность»:  состояние, когда нет опасности; состояние, тенденции развития и условия жизнедеятельности социума, при которых обеспечивается сохранение их качественной определенности с объективно обусловленными инновациями в ней, и свободное, соответствующее собственной природе и ею определяемое функционирование; показатель состояния нации, означающий, что совокупное действие внутренних и внешних вредных факторов не может значительно снизить качество ее жизни и не создает угрозу ее существованию; сочетание внутренних и внешних обстоятельств, воздействующих на жизнь государства, при котором отсутствуют угрозы критического характера и в то же время сохраняется полноценная способность государства адекватно реагировать на эти угрозы.  «Безопасность» довольно часто трактуется как способность объекта (или явления) сохранять при наличии деструктивных, дезорганизующих воздействий (внешних и/или внутренних) свои важнейшие, системообразующие свойства, основные характеристики и параметры, потеря которых может привести к тому, что объект (явление) утрачивает свою сущность, перестает быть самим собой. Ряд исследователей под безопасностью понимает систему гарантий, обеспечивающую явлению его нормальное развитие. А.А.Стрельцов понимает безопасность объекта через безопасность его свойств [1]. 
В качестве объектов защиты во многих научных работах, посвященных теме безопасности, прописаны «интересы», «потребности», «идеалы», «традиции» и т.п., но не их носители. Это представляется довольно странным, потому что при таком подходе следует, что уничтожение носителя интересов – человека, нации, – не представляет никакой опасности. Ведь потребности, интересы, идеалы при этом не страдают. Отрыв интересов, потребностей и т.п. от их носителя делает понятие безопасности бессмысленным.
Еще большее разнообразие, нежели в определениях безопасности, наблюдается в вопросах классификации безопасности. Это обусловлено полиструктурностью природы безопасности, в связи с чем она может быть классифицирована по целому ряду оснований в зависимости от выделения конкретных аспектов проблемы. И, видимо, правы авторы [2, С. 157] отмечая, что большинство исследователей, структурируя виды и формы безопасности, на самом деле классифицируют угрозы и опасности для систем, вольно или невольно подразумевая, что безопасность для каждой из этих систем - единое целое. Общепринятое искусственное дробление безопасности системы на отдельные виды и формы, на самом деле, является лишь удобным методическим приемом, способом моделирования реальных процессов, позволяющим рассмотреть эту сложную проблему во всем ее многообразии. Более того, само дробление безопасности достаточно условно, так как, к примеру, информационная компонента в той или иной мере присутствует практически во всех других видах безопасности. То же самое можно сказать об экономической или экологической составляющих.
Все «виды безопасности», существующие на сегодня, и те, которые появятся в будущем, на самом деле являются фразеологизмами, обозначающими узкую задачу обеспечения безопасности одного или нескольких атрибутов объекта безопасности. А, как известно, у каждого объекта бесконечное количество атрибутов. Отсюда следует, что и «видов безопасности» может быть бесконечное множество. Но защита атрибута не может представлять самоценную задачу (так же как атрибут является лишь свойством объекта, хотя и существенным), а ценна лишь как один из аспектов обеспечения безопасного существования самого носителя этих свойств. 
Безопасность имеет как бы «мозаичную» структуру. И то, что на сегодня трактуется как самостоятельные виды безопасности, на самом деле являются «частичками» (ячейками) одной общей картины. Из этого образного сравнения следует очень важный вывод: также как в мозаике все ячейки имеют равное значение по отношению к целой картине, так и в безопасности – состояние всех сфер деятельности и областей социальных отношений имеет равное значение для достижения конечного результата – безопасности объекта. В этой «мозаике» не должно быть разрывов, т.е. все аспекты многофункциональной проблемы обеспечения безопасности должны быть взаимосогласованы и взаимоувязаны. В ней не должно быть «слабых звеньев». В принципе, это общеизвестное правило: максимальный ущерб будет нанесен через самое слабое звено или на стыке элементов структуры. Ярчайшим примером неправильного подхода к вопросу обеспечения безопасности является пример СССР: имея мощнейшую и боеспособнейшую армию, страна проиграла войну информационную. Проиграла в той области, на которую, практически, не обращала должного внимания.
Таким образом, не важно как понимается «безопасность»: как «состояние», «способность» или еще как-то, должно быть указание на объект, о котором идет речь. «Состояние» может быть только «кого-нибудь» или «чего-нибудь», но не «состояние» вообще. В противном случае недалеко до возврата к «спору об универсалиях». Без указания на объект, состояние которого рассматривается, обороты типа: «экологическая безопасность», «информационная безопасность», «военная безопасность»,- теряют смысл, превращаются в абсурд. Именно отсюда происходит вся полисемия понятий безопасности. Все становится на свои места, если называется объект, безопасность которого необходимо обеспечить: «безопасность государства», «безопасность нации», «безопасность личности» и т.п. Подобные обороты чаще всего трансформируются в: «государственную безопасность», «национальную безопасность», «личную безопасность» и т.д.,- которые являются синонимами предыдущих. Без определения объекта понятие безопасности является неопределенным, лишенным внутреннего смысла.
Определение объекта безопасности, корректное и полное выявление его структурных частей и определение приемлемого уровня их безопасности при условии сохранения функциональности и структурной целостности объекта как единого целого, является исходным условием обеспечения безопасности. Встречающиеся чаще всего «личность-общество-государство» в качестве объектов защиты следует признать некорректным, тем более в юридических документах, в силу различности их категориальной принадлежности.
С позиции диалектики понятие «безопасность» не может существовать без ее  взаимоисключающей и одновременно взаимодополняющей противоположности - «опасности». Дихотомию «безопасность-опасность» следует рассматривать как проекцию дихотомии «бытие-небытие». Безопасность является необходимым (но не достаточным) условием бытия. Опасность же выступает как предпосылка и первая стадия небытия.  Следовательно, понятие «безопасность» приобретает смысл не только при указании на  объект, который необходимо защитить, но и при наличии «опасности», исходящей от некоего «источника угроз».
Следует иметь в виду относительный характер категории «безопасность». Как бы ни старался объект безопасности избегать нападения, как бы хорошо ни обеспечивалась его защита, какой бы безопасной ни казалась окружающая обстановка, абсолютной безопасности не бывает и не будет никогда. Некая совокупность угроз всегда существует по отношению к любому объекту. Просто она может быть не учтена или вообще скрыта от потенциальной жертвы нападения. Поэтому при решении вопроса обеспечения безопасности того или иного объекта необходимо устанавливать приемлемый для него (объекта) уровень безопасности исходя из допустимого уровня угроз. Идентификация состояния производится на базе исключительно субъективных факторов:
- оценки наличия и вероятности реализации угроз;
- оценки размеров вреда, который может быть причинен в результате их реализации;
- степени допустимого вреда, который с точки зрения субъекта, для него не представляет опасности.
Таким образом, опасность/безопасность есть процесс, при котором вероятность реализации угроз и размеры возможно причиненного, в случае их реализации, вреда выше/ниже некоторой субъективно установленной пороговой величины.
Безопасным считается состояние объекта, при котором состояние его связей и отношений с внешней средой, состояние элементов структуры объекта, их отношений и связей между собой, позволяет объекту как единому целому сохранять:
- способность и возможность выполнять свои основные функции;
- структурную целостность, не приводящую к нарушению функциональности.
Другими словами, в качестве «безопасного» будет восприниматься состояние объекта, при котором:
- угрозы в его адрес не реализуются;
- реализованные угрозы (атаки) не достигают своей цели;
- атаки успешно блокируются системой защиты объекта;
- в случае преодоления системы защиты, причиненный вред незначителен: не приводит к дисфункции объекта или функциональность своевременно восстанавливается.
Таким образом, «безопасность» следует понимать как существование какого-либо объекта в пределах установленных для него параметров устойчивости благодаря созданию защиты, которая способна предотвратить деструкцию и дисфункцию, опасную для его существования, и своевременно ликвидировать последствия, если деструкции и дисфункции избежать или предотвратить не удается. При этом сам объект может развиваться в границах допустимого, сохранять свои цели и функции, усложняться, менять структуру. Но при этом он должен сохранять собственную самоидентичность.
В итоге обертывающее определение безопасности будет выглядеть следующим образом:     Безопасность – процесс, при котором вероятность наступления дисфункции и деструкции объекта в результате его взаимодействия с внешней средой или элементов, входящих в структуру объекта, между собой, ниже некоторой пороговой величины.
Из приведенного выше определения безопасности напрямую вытекают задачи по ее обеспечению:
1) помочь объекту сохранить способность и возможность выполнять свои основные функции;
2) не допустить структурных изменений, могущих привести к изменению функциональности.
Принципиально важно соблюсти иерархию этих двух компонентов безопасности. Для неорганичного объекта структурная целостность определяет его функциональное назначение и потому является приоритетной. Для органичного объекта определяющими являются функциональные аспекты. Структурная целостность приносится в жертву ради сохранения жизненно важных функций: ящерица отбрасывает хвост; волк отгрызает лапу, попавшую в капкан; человеку ампутируют больной орган,- только ради сохранения главного – жизни.
Представляется, что самые предельные основания бытия, которые требуют защиты: жизнь и свобода. В этом случае, обеспечение безопасности социального субъекта любого структурного уровня, будет сводиться к решению двуединой задачи: обеспечение безопасной жизни – «витальный» (от лат. vita – жизнь) аспект, и обеспечение свободы – «либертальный» (от лат. liberti – свобода) аспект безопасности.
Решающее значение для дальнейшего существования объекта имеет не потенциальная возможность «сохранять свои системообразующие свойства, основные характеристики, параметры и сущность при патогенных (дезорганизующих, деструктивных, разрушающих) воздействиях со стороны различных предметов, явлений или процессов» [2, С. 7], а то, какие цели преследует субъект, воздействуя на объект и к каким последствиям, с точки зрения достижения объектом собственных целей, это может привести. Другими словами: направлено ли это воздействие на достижение конструктивных или деструктивных последствий для самого объекта безопасности? Ведь, если исходить из многочисленных определений «безопасности», при всей их полисемии, получается, что любое воздействие на объект, приводящее к изменению структуры, свойств, характеристик, параметров, сущности и т.п. должно быть воспринято как опасное. Но именно на изменение характеристик, свойств, параметров, сущности, в какой-то степени и структуры (структуры знаний, структуры личности), направлены усилия при обучении и воспитании. Модернизация производства, реорганизация аппарата управления с целью повышения их эффективности так же производятся, как правило, через изменение их структуры или сопровождается их коренной перестройкой. Если следовать логике существующих на сегодня определений безопасности, то все эти и подобные мероприятия должны быть отнесены к категории опасных, а замыслы по их осуществлению – к категории угроз.
Кроме того, необходимо иметь в виду, что не каждое деструктивное воздействие на объект может привести к деструкции и дисфункции объекта. В то же время релевантное конструктивное воздействие может оказаться губительным для него. Таким образом, для того чтобы выяснить, несет ли данное воздействие потенциальную опасность объекту защиты или нет, и является ли воздействующий объект (субъект) источником опасности, необходимо, в первую очередь, выявить его планы в отношении объекта, на который он воздействует.
В качестве же объективной характеристики безопасности «объекта защиты» может выступать только совокупность следующих параметров:
- количество и виды реально существующих источников угроз;
- вероятность реализации каждой из угроз и нападения в целом;
- размер ущерба, наносимый в результате реализации каждой угрозы;
- степень устойчивости объекта безопасности к деструктивным воздействиям (иммунитет);
- способность объекта избегать нападения (реализации угроз);
- степень надежности системы защиты;
- способность объекта безопасности к самовосстановлению и размеры затрат, необходимых для ликвидации последствий нападения.
Обеспечение безопасности характеризуется полифункциональностью и состоит не только в том, чтобы защищать объект, но и снижать, ослаблять, уничтожать, предупреждать опасности и угрозы, избегать нападения. Это означает: безопасность объекта может достигаться как путем проведения мероприятий, направленных на защиту объекта от нападения, нейтрализацию самих угроз, так и благодаря способности объекта уклоняться от нападения.
В общем виде совокупность действий по обеспечению безопасности можно представить следующим образом:
1. Определение объекта безопасности, конкретизация составных частей (элементов) его структуры, обладающих относительной самостоятельностью в структурном и функциональном плане.
Например: «объект безопасности» - государство. Элементы структуры: «территория», «население», «власть». Следовательно, «безопасность  государства» = «военная безопасность» + «национальная безопасность» + «социальная безопасность».
2. Выявление «источников угроз»: объекты/субъекты; внутренние/внешние; естественные  (природные)/искусственные (техногенные) и т.п.
3. Мониторинг элементов и сфер деятельности объекта, на которые может быть направлено деструктивное воздействие (совершено нападение).
4. Анализ возможных средств и методов реализации угроз.
5. Прогнозирование возможного ущерба от реализации угроз.
6. Ранжирование угроз по степени опасности (с учетом вероятности их реализации и размеров возможно причиненного ущерба).
7. Разработка мероприятий по противодействию угрозам.
Противодействие может осуществляться следующими способами:
- внешним угрозам: уклонением от нападения; блокированием угроз, вплоть до уничтожения их источника; парированием атак;
- внутренним угрозам: профилактикой; локализацией источника, вплоть до его устранения;
- повышением устойчивости к деструктивным воздействиям (выработкой иммунитета)
8. Реализация разработанных мероприятий по противодействию.
9. Контроль эффективности принятых мер.

Таким образом, только диалектический подход к пониманию феномена безопасности позволяет развернуть программу действия, в которой получает свое логическое разрешение противоречие «опасность-безопасность».

Литература
1. Стрельцов А.А. Содержание понятия «обеспечение информационной безопасности» // Информационное общество.- 2001.- № 4.- С.10-16.
2. Дзлиев М.И., Романович А.Л., Урсул А.Д. Проблемы безопасности: теоретико-методологические аспекты. – М.: Издательство МГУК, Издательский дом «Друг», 2001г.


Библиографическая ссылка: Атаманов Г. А. Диалектика безопасности [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://gatamanov.blogspot.ru/. – Имеется печатный аналог: Атаманов Г. А. Диалектика безопасности // Национальная безопасность России в перспективах современного развития: Межвузовский научный сборник. Саратов: ООО Изд-во «Научная книга», 2005. С. 21-27.

Комментариев нет:

Отправить комментарий