понедельник, 3 марта 2014 г.

О необходимости новых подходов к исследованию феномена экономической безопасности

Современный мир вступил в качественно новый этап своего развития, что проявляется в обновлении ресурсной базы  производства на основе информатизации, модернизации самого производственного процесса за счет автоматизации и роботизации.
Это стало следствием бурного развития информационно - телекоммуникационных технологий, которые проникают во все сферы жизни, открывая совершенно новые возможности для общественного прогресса. Вместе с этим формируется и новый способ организации общественной жизни, при котором растет возможность утраты социальными акторами своей автономности, так как в процессе набирающей обороты глобализации они вынуждены встраиваться в общее «метапространство», которое унифицирует и стандартизирует жизнь, размывая основы их идентичности. Отсюда возникает необходимость исследования того, каким образом в этих условиях не просто сохранить, но и приумножить свои потенции не только к выживанию, но и прогрессивному развитию. Неспособность обеспечения самостоятельности в определении целей и принятии решений по их достижению, создает предпосылки к потере шансов в конкурентной борьбе за выживание. Именно поэтому представителями органов государственного управления, науки и бизнеса, политиками и простыми гражданами сегодня декларируется необходимость обеспечения экономической безопасности как одной из основ независимости и процветания государства. В отдельных субъектах Российской Федерации и крупных городах даже предпринимаются попытки создания систем экономической безопасности. Но в связи с отсутствием единых подходов к этой проблеме недостатком научно обоснованных, практически реализуемых рекомендаций такая деятельность не приносит желаемых результатов. Главная причина, как показывает анализ, кроется в отсутствии в научной среде методологически верного понимания сущности рассматриваемого феномена, простых и логически верных методов его исследования,  устоявшегося категориально-понятийного аппарата. Не решив этих ключевых для любой научной теории задач, невозможно разработать действенные методы и необходимые средства обеспечения безопасности элементов экономической сферы.
Сложность исследования проблемы обусловлена наличием довольно большого объема научной литературы, раскрывающей различные стороны этой многогранной проблемы. Проблема экономической безопасности разрабатывалась в трудах таких российских ученых и экономистов, как Л.Абалкин, А.Алтухов, А.Архипов, Е.Борисенко, В.Варламов, И.Богданов, М.Билык, В.Бузырев, Л.Велихов, В.Голованов, А.Городецкий, А.Горбунов, А.Жандаров, В.Зотов, А.Корсак, А.Куклин, А.Логвин, Ю.Любимцев, К.Норкин, Е.Олейников, Н.Потрубач, А.Павлюченков, В.Сенчагов, К.Сомик, С.Степашин, В.Тамбовцев, В.Яковлев и многих других авторов. С конца 80-х – начала 90-х годов прошлого столетия тема экономической безопасности активно обсуждается в научных и научно-популярных изданиях, ей посвящаются семинары и конференции. В середине девяностых годов в свет вышел целый ряд работ по вопросам экономической безопасности, а также были изданы многочисленные учебники и учебные пособия.
Новый век не привнес в эту тему новых подходов и идей, однако привел к появлению множества новых подвидов безопасности и сконцентрировал внимание научной общественности на решении узких и конкретных задач. Изменилась и форма представления материала. Количество статей в научных изданиях на тему безопасности сократилось, но увеличилось количество диссертаций, посвященных этой теме.
В настоящее время достаточно широко обсуждаются проблемы, связанные с критериями и оценками экономической безопасности, стратегией обеспечения экономической безопасности, факторами и показателями, отражающими состояние экономической безопасности государства, региона, предприятия. Написано и издано довольно много учебников и защищено диссертаций по проблеме обеспечения экономической безопасности от экономики государства до отдельной личности. Предпринимались и продолжают предприниматься попытки глубже исследовать роль государства в обеспечении устойчивого и успешного функционирования экономики.
В тоже время анализ научной литературы показывает, что недостаточно изучен, прежде всего, собственно феномен безопасности. До сих пор преобладают фрагментарность, выборочный подход к отдельным аспектам этой проблемы. Отсутствуют общепринятые понятия, что приводит к полисемии и, как следствие, непониманию представителями разных направлений исследования феномена безопасности друг друга. Но самый главный недостаток, по мнению авторов, состоит в том, что подавляющее большинство представителей науки приняли в качестве методологического основания трактовку безопасности, приведенную в законе РФ «О безопасности» [1]. Таким образом, в современной российской науке сложилась парадоксальная ситуация: наука выступает не пионером (первопроходцем)  в исследовании реальной действительности, а апологетом методологически несостоятельной концепции.
К наиболее распространенным и существенным ошибкам, допускаемым исследователями феномена безопасности вообще и экономической безопасности в частности, следует отнести:
- отсутствие диалектической связи понятия «безопасность» с понятием «опасность»; 
- трактовка безопасности как «состояния защищенности»; 
- отождествление безопасности с устойчивостью; - отсутствие четкой дифференциации понятий «риск», «угроза», «опасность» и др.;
- отсутствие единого основания при классификации видов и подвидов безопасности;
- неверный выбор объектов и субъектов безопасности, источников угроз;
- слишком широкое или слишком узкое толкование понятия «безопасность» в исследуемой области; 
- трактовка «безопасности вообще» безотносительно к объекту безопасности и его структурному уровню.
На настоящий момент в теории экономической безопасности наиболее разработанной и презентируемой является методология анализа и оценки экономической безопасности с использованием показателей-индикаторов, которые отражают критические «болевые точки» экономики.
Именно эти индикаторы, по мнению сторонников индикативной системы экономической безопасности, должны использоваться в качестве пороговых значений при идентификации состояния объекта (отнесении или неотнесении его к состоянию экономической безопасности). По мнению большинства (если не всех) исследователей феномена экономической безопасности, индикаторы характеризуют предельные значения, игнорирование которых «препятствует нормальному развитию экономики и социальной сферы и приводит к формированию разрушительных тенденций в области производства и уровня жизни населения» [2, С.82]. Однако российская действительность полностью опровергает обоснованность такого подхода. На протяжении уже почти 20-ти лет подавляющее большинство показателей-индикаторов выходит за всякие допустимые  пределы. Наглядным подтверждением этому являются данные приведенные Сенчаговым В.К. в одной из своих работ [3]:
Наименование пороговых значений
Величина пороговых значений
Фактически за 2005 г.
Объем ВВП, млрд. руб.
29 200
21665
Инвестиции в основной капитал, в % к ВВП
25
15,8
Отгруженная инновационная продукция,
в % ко всей промышленной продукции
15
3,3
Соотношение прироста запасов полезных ископаемых к объемам погашения запасов в недрах, %
125
по большинству видов меньше 100
Расходы федерального бюджета на национальную оборону, в % к ВВП
3,0
2,6
Расходы на гражданскую науку, в % к ВВП
2,0
0,3
Доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума,
в % ко всему населению
7,0
15,8
Соотношение среднедушевых денежных доходов населения и величины прожиточного минимума, раз
3,5
2,8
Соотношение доходов 10% наиболее обеспечен­ного и 10% наименее обеспеченного населения, раз
8
14,9
Уровень безработицы по методологии МОТ,
в % к ЭАН
5
7,7
Уровень монетизации, {М2) на конец года, % к ВВП
50
25
Доля расходов на обслуживание внешнего государственного долга, в % к общему объему расходов федерального бюджета
20
4,6
Уровень инфляции, %
125
110,9
Доля продовольствия, поступившего по импорту в общем объеме продовольственных ресурсов, %
25
примерно 40
Тем не менее, ни сами участники экономической деятельности, ни чиновники не идентифицируют нынешнее состояние экономической сферы как опасное. Напротив. «За последние годы в нашей стране происходят позитивные изменения в экономической и социальной областях», - констатирует группа ученых (в основном – академиков РАН) в открытом письме, опубликованном в Российской газете от 15 июля 2008 г.
Таким образом, несмотря на то, что показатели-индикаторы достаточно объективно характеризуют положение дел в экономке, и, исходя из их анализа, можно определить тенденции развития экономических процессов, экстраполировать некоторые результаты, делать выводы о том, находится система в опасности или в безопасности нельзя.
Со времен Канта известно, что получить исчерпывающее и абсолютно достоверное знание не представляется возможным. В жизни нам приходится довольствоваться ограниченным знанием, полученным посредством несовершенных органов чувств, к тому же, пропущенным через сознание познающего субъекта, т.е. по своей сути исключительно субъективным. Для того чтобы объективировать знание, необходимо получать как можно больше достоверной информации и иметь верные методы ее обработки. Одним из таких методов, доказавших на практике свою эффективность, является диалектический метод анализа социальных явлений и структур.
Согласно диалектическому подходу, феномен экономической безопасности нельзя рассматривать в отрыве от его противоположности – экономической опасности. Диалектически оппозиция «опасность - безопасность» является неразрывно связанной, взаимообусловленной и взаимодополняющей. Об этом свидетельствует и этимологический подход к исследованию понятий «опасность» и «безопасность». «Безопасность» не может быть избрана в качестве начала исследования, поскольку содержит в себе отрицание (без-опасность) того, без чего не может существовать – без «опасности». Отрицающее не может предшествовать отрицаемому. Другими словами, «безопасность» есть производная от «опасности». И пытаться анализировать «безопасность» без четкого определения ее основания – «опасности» – это все равно, что в математике пытаться построить производную от неизвестной функции. Итог очевиден: бесконечное количество вариантов. Все, что ни придет в голову, объявляется искомой величиной. Это и есть то, что мы наблюдаем сегодня в деле исследования различных видов безопасности: экономической, финансовой, продовольственной, экологической, инвестиционной, информационной и т.д. и. т.п.
В современной российской науке понятие «опасность», как правило, вообще не раскрывается, либо трактуется как одна из степеней угрозы, либо как «вполне осознаваемая, но не фатальная вероятность нанесения вреда кому-либо, чему-либо» [4, С.20]. В то же время «безопасность» трактуется как:
- состояние, когда нет опасности, т.е. факторов и условий, угрожающих существованию какого-либо объекта;
- состояние защищенности объекта;
- состояние, тенденции развития и условия жизнедеятельности социума, его структур, институтов и установлений, при которых обеспечивается сохранение  их качественной определенности;
- неизменность свойств объекта [5, С.47].
Не может не вызывать удивления тот факт, что смежные по форме  понятия в содержательном плане даже не пересекаются. Но и определение безопасности как состояния, когда нет опасности, мягко говоря, некорректно, т.к. в данном случае применяется метод определения понятия через определяемое. Неверно и определение безопасности как состояния, когда нет факторов и условий, угрожающих существованию какого-либо объекта. Если есть объект, то есть и факторы, ему угрожающие. Некая совокупность угроз существует всегда и везде [6], т.к. угроза есть не самостоятельно существующий феномен, а специфическое состояние связей и отношений данного объекта с другими (внешней средой).
Наихудшим вариантом трактовки безопасности является определение его как состояния защищенности. Ущербность данного подхода очевидна: из анализа полностью исключается и источник опасности, и объект, безопасность которого необходимо обеспечить. Все внимание сосредотачивается на сооружении защиты, которую необходимо воздвигнуть, чтобы эту защищенность обеспечить. И не важно, кого (или что), зачем и от кого (чего) защищать. При таком подходе безопасность отождествляется с объектом – «забором», отгораживающим нечто от окружающей среды: чем выше и прочнее «забор», тем выше степень безопасности этого «нечто». Так, в основном, понимали безопасность в доисторические времена. Так понимали безопасность, видимо, в средние века, когда  строили, как им казалось, неприступные крепости. Время показало несостоятельность такого подхода. Нет и не может быть неприступных крепостей, когда есть вулканы, землетрясения, пожары, ураганы, халатные исполнители, предатели, средства нападения, совершенствующиеся людьми с завидным упорством и не без успеха, и другие, иногда неизвестные, или, на первый взгляд, незначительные, и потому не учитываемые, факторы, которые позже превращаются в неразрешимые проблемы, приводящие к непоправимым последствиям. И, главное, нет и не может быть «безопасности вообще». Может быть только безопасность кого-либо или чего-либо. Без указания объекта, безопасность которого исследуется, само понятие «безопасность» теряет смысл, превращается в абсурд. На это обстоятельство указывали еще 15 лет назад такие известные отечественные ученые, как А.Д.Урсул [7], В.Н.Кузнецов [8], А.А.Стрельцов [5] и многие другие. Однако и с объектами безопасности дело обстоит не совсем так, как представляет, например, А.А.Стрельцов [5, С.49]. Объектами безопасности, действительно, могут быть предметы, их свойства, функции, процессы и даже отношения. Выбор объекта определяет содержание работ по обеспечению его безопасности. Но и здесь в отечественной науке складывается довольно странная ситуация: подавляющее большинство ученых приняло классификацию, имеющую место в ряде законодательных актов: личность, общество, государство. И, что самое удивительное, подобная классификация принимается во всех отраслях науки и направлениях научных исследований: экономической, экологической, информационной, военной и т.д. и т.п., в то время как ни личность, ни общество, ни государство не являются ни объектами, ни субъектами ни экономических отношений, ни информационных, ни экологических. Это – понятия социологии, социальной философии и психологии, объекты исследования этих наук. Более того, они еще являются и разнопорядковыми. Так, если «личность» и «общество» в содержательном плане понятия монофилийные (однородные), т.е. происходящие от одного общего корня-понятия – «индивид», «человек», то понятие «государство», полифилийное, т.е. включает в себя в неразрывном единстве три разнородные компонента: территорию (страну), население (нацию), систему власти (конституционный строй). Очевидно, появившись в начале 90-х годов в некоторых законодательных актах, легко произносимое сочетание: личность, общество, государство, в котором термин «государство» употребляется в обыденном смысле (как синоним «органы государственной власти») - перекочевало позже в научную литературу.
Ребенок – это личность? Исходя из определения этого понятия в социальной философии и психологии – еще нет. А «бомж» - это личность? А душевно больной? … Так что, мы не должны обеспечивать их безопасность? А какое общество имеется в виду в доктринах, концепциях, статьях и диссертациях на тему безопасности?  Российское общество. Но что есть «российское общество»? Кто входит в его состав? Китайцы, вьетнамцы, таджики, узбеки, украинцы, молдаване, проживающие (и работающие, т.е. являющиеся резидентами) в настоящее время на территории России, являются членами «российского общества»? Авторы, употребляющие понятия «личность», «общество», «государство» для обозначения объектов безопасности должны были бы расшифровать, что они имеют в виду, какое содержание вкладывают в эти понятия. К сожалению, ни в одном из ставших доступным авторам документе, такого разъяснения встретить не удалось. Нет их и в законах. Кстати, ни «личность», ни «общество», ни «государство» не являются и субъектами права, следовательно, употребление этих терминов в законодательных актах, по меньшей мере, неуместно.
В качестве объектов экономической безопасности, если исходить из сложившегося в экономической теории принципа деления экономической сферы в структурном аспекте на три уровня: микро, макро и мега, - следует рассматривать, соответственно, работника, предприятие, государство. При этом экономические системы, элементами которых они являются, будут для них, согласно системной теории, ничем иным, как внешней средой. Вопреки широко распространенному как в научной среде, так и общественном сознании, мнению, согласно которому государство считается, в зависимости от обстоятельств, либо объектом, либо субъектом экономической деятельности (безопасности), оно, на микро-  и макро- уровнях, таковым не является. В качестве субъекта экономической деятельности (объекта безопасности) «государство» можно рассматривать только на международной арене, т.е. на мегауровне. Для наглядности это можно представить следующим образом
Структурный
уровень 
Экономическая
система
Объект
безопасности
Микро
Предприятие (корпорация)
работник / потребитель
Макро
Государство (экономическая сфера)
предприятие / учреждение
Мега
Мировая экономическая система
государство /
межгосударственный союз (блок)
«Государство», даже если под этим термином понимается «совокупность органов и лиц, сосредоточивших в своих руках экономическую власть, принимающих экономические решения в государственном масштабе, распоряжающихся государственной собственностью» [9], не является элементом структуры экономических отношений. Элементами экономической структуры не являются и органы, осуществляющие государственные полномочия, даже в экономической сфере. Они являются элементами структуры административной системы. Экономическая система и административная система неразрывно связаны между собой, влияют друг на друга, но не тождественны! Это – две стороны одной «медали». Элементами экономической системы, представляющими интересы государства, являются Центральный банк и госпредприятия, которые ничем принципиально (с точки зрения системного анализа) не отличаются от других участников экономических отношений, обозначаемых понятием «предприятие» («учреждение»). Более того, согласно системной теории (в частности, по Н.Луману) государство не должно, ни управлять, ни даже соуправлять процессами, происходящими внутри него как системе. Оно призвано создавать условия (по Луману – задавать «опорные точки») для развития системы в заданном направлении [10]. Пренебрежение этим правилом приводит к печальным для системы последствиям. Подтверждением этому служит вся история Советского Союза, особенно в послесталинский период. Когда партийные функционеры, ни за что не отвечая, диктовали хозяйственникам, что и как нужно делать, где и что сеять. Результаты такой «деятельности» экономистам (и не только) хорошо известны. Основная же задача государства должна заключаться в формировании социального пространства, в котором законопослушным акторам гарантируется  как безопасность структуры, так и безопасность деятельности.
Представляется, что в современных условиях – обострения борьбы за ресурсы, – на первое место среди которых в новейшей истории выходят питьевая вода и продукты питания, а также остаются традиционные – энергоресурсы и полезные ископаемые, – жизненно необходимо разработать методологию, обеспечивающую практический результат. Необходимо ликвидировать пропасть между наукой, исследующей феномен экономической безопасности, и практикой ее обеспечения, складывающейся на российских предприятиях. Практически в каждой фирме, представляющей крупный бизнес, почти на каждом предприятии или фирме среднего, а, иногда, и малого бизнеса созданы и функционируют подразделения (назначены сотрудники) в обязанности которых входит обеспечение экономической безопасности. Эти подразделения комплектуются, как правило, бывшими сотрудниками спецслужб: ФСБ или МВД. Почему так происходит? Почему наука и бизнес понимают задачу обеспечения экономической безопасности по-разному? Конечно же, не потому, что хозяева и руководители фирм и предприятий не имеют понятия о разработках отечественных ученых в области экономической безопасности. Скорее, наоборот – разработки отечественных ученых не отвечают запросам практиков. Они  не просто оторваны от жизни, они методически и методологически несостоятельны. В них есть «экономика» и практически нет «безопасности». Поэтому они и не востребованы ни бизнесом, ни органами государственного управления.
Таким образом, артикулированные и конституированные современной российской наукой подходы к исследованию феномена экономической (как, впрочем, и всех иных видов) безопасности носят декларативный и спекулятивный характер и не дают позитивного и прагматического результата. Поэтому, если мы хотим сохранить страну и помочь российскому бизнесу занять достойное место в мировой экономической системе, необходимо прекратить спекулятивное теоретизирование на тему безопасности. Нужен принципиально иной подход, нужна принципиально иная теория  не только экономической безопасности, но, прежде всего, безопасности, как таковой. Теория, базирующаяся на крепком научном фундаменте, логически выверенная и, обязательно, имеющая практическое применение.

Литература:
1. Закон РФ «О безопасности» от 05.03.1992 г. № 2446-I.
2. Экономическая безопасность России: Общий курс: Учебник / Под ред. В.К.Сенчагова. 2-е изд. - М: Дело, 2005. 
3. Сенчагов В.К. Как обеспечить экономическую безопасность России // Журнал «Российская Федерация сегодня».- 2007.- №6. Имеется электронный аналог: http://www.russia-today.ru/2007/no_06/%7E06_content.htm. 
4. Кочергина Т.Е. Экономическая безопасность. – Ростов н/Д: Феникс, 2007.
5. Стрельцов А.А. Обеспечение информационной безопасности России. Теоретические и методологические основы. – М.: МЦНМО, 2002.
6. Расторгуев С.П. Философия информационной войны. - М., 2002. -  Электронный вариант:  www.pobeda.ru/cyberwars/filos.htm.
7. Дзлиев М.И., Романович А.Л., Урсул А.Д. Проблемы безопасности: теоретико-методологические аспекты. М.: Изд. МГУК, 2001.
8. Кузнецов В.Н. Российская идеология XXI века в обеспечении эффективности и безопасности динамично-устойчивого развития России. – Режим доступа: http://spkurdyumov.narod.ru/Kuznetsov25.htm.
9. Современный экономический словарь. – Режим доступа: http://slovari.yandex.ru/dict/economic.
10. Луман Н. Почему необходима "системная теория"? // Материалы Московского международного синергетического форума. – Режим доступа: Synergetic.ru / Общество.
_______________________________________________________________________________
Библиографическая ссылка: Атаманов Г.А. О необходимости новых подходов к исследованию феномена экономической безопасности [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://gatamanov.blogspot.ru/. – Имеется печатный аналог: Атаманов, Г.А. О необходимости новых подходов к исследованию феномена экономической безопасности / Г.А.Атаманов, А.Ф.Рогачев // Научно-технические ведомости СПбГПУ. Экономические науки. – 2009. – № 1 (71). – С. 320-325.

Комментариев нет:

Отправить комментарий