четверг, 31 декабря 2015 г.

Объекты и субъекты безопасности вообще и информационной в частности

Равно как любая – даже самая простая – задача не будет решена, если не задана область исходных данных и тот, кто её будет решать, так невозможно решить задачу обеспечения безопасности, не определив то, безопасность чего требуется обеспечить, и того, кто это будет делать.



То, безопасность чего требуется обеспечить, – это объект безопасности, а тот, кто эту безопасность обеспечивать должен, – субъект безопасности[1].
То, что «безопасность» не существует сама по себе, известно давно[2]. Без указания объекта, безопасность которого требуется обеспечить,  понятие «безопасность» является неопределенным, лишенным смысла. Это не более чем средневековая универсалия[3]. Выбор объекта безопасности не только делает само понятие определённым, но в известной степени и предопределяет содержание работ по её обеспечению. В свою очередь содержание работ указывает на того, кто их должен осуществлять, т.е. на субъекта безопасности. Всё, казалось бы, очень просто! Но не для российских учёных и уж, тем более, не для российского законодателя.
До 2010 года по российскому законодательству объектами безопасности были то ли интересы личности, общества, государства, то ли личность, её права и свободы, общество, его материальные и духовные ценности, государство, его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность[4]. В новой версии закона[5] задача защиты «законных интересов российских граждан» осталась, правда, только за рубежом.
Согласно старой версии закона основным субъектом обеспечения безопасности было государство, «осуществляющее свои функции через органы законодательной, исполнительной и судебной властей». В нём даже было записано, что государство «обеспечивает безопасность каждого гражданина на территории Российской Федерации. Гражданам Российской Федерации, находящимся за её пределами, государством гарантируется защита и покровительство»[6].
Вот так, не больше и не меньше, государство должно было обеспечивать безопасность каждого (здесь и далее выделено мной – Г.А.) гражданина или гарантировать каждому защиту. Но граждане (и неграждане тоже) гибли каждый день, то в автомобильных авариях, то в авиационных катастрофах, то от рук террористов, то маньяков, а то и по собственной инициативе, взявшись за руки и спрыгнув с крыши. А где же при этом было «государство»? Почему оно не обеспечило безопасность этих людей? Значит, оно не выполняло своей главной функции – обеспечение безопасности своих подданных? Или может быть всё гораздо проще – закон не соответствовал ни логике, ни здравому смыслу? К каждому не приставишь по полицейскому, врачу, пожарному и т.д. Онищенко[7] не мог уследить за тем, что ест и что пьёт каждый гражданин Российской Федерации. Поэтому, видимо, и был принят закон в новой версии, где ничего подобного уже нет. Но теперь в нём нет и объектов, безопасность которых требуется обеспечить, и субъектов, т.е. тех, кто это должен делать. Нет даже определения понятия «безопасность». Теперь «государственная политика в области обеспечения безопасности реализуется федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления на основе стратегии национальной безопасности Российской Федерации, иных концептуальных и доктринальных документов, разрабатываемых Советом Безопасности и утверждаемых Президентом Российской Федерации»[8]. А граждане и общественные объединения согласно новому закону только участвуют в реализации государственной политики в области обеспечения безопасности.
Интересно то, что тысячи российских «учёных», которые взяли старый закон (вернее – изложенные в нём положения) в качестве методологического основания исследований феномена безопасности и занимались апологетикой абсурда, продолжают это делать, несмотря на отмену закона. Они ведь договорились до того, что личность, общество и государство стали объектами безопасности всех её видов и подвидов – от экономической, экологической, информационной до эпизоотической, гидрологической и вибрационной[9].
Но «личность» – это термин, обозначающий:
1) человеческого индивида как субъекта отношений и сознательной деятельности (лицо, в широком смысле слова);
2) устойчивую систему социально-значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного общества или общности[10].
Эти понятия – лицо как целостность человека (лат. persona) и личность как его социальный и психологический облик (лат. personalitas) – довольно часто употребляются как синонимы. Тем не менее, они в содержательном плане довольно сильно различимы. В специальных исследованиях понятие «личность» обычно употребляется именно во втором смысле. А если учесть, что в своём первоначальном значении слово «личность» обозначало маску, роль, исполнявшуюся актёром в греческом театре (русское – «личина»), получим, что российские учёные (и законодатели) озабочены безопасностью «личины» (маски, роли), но не её обладателя и носителя – индивида (персоны).
Главное, чтобы костюмчик сидел! А на ком – на человеке или на вешалке – это уже и не важно. Даже лучше, чтобы на вешалке. Так хлопот меньше и, значит, спокойнее.
Более того, по мнению философов, личность появляется только с возникновением сознания и самосознания. Следовательно, дети и довольно большая часть взрослого населения страны под это определение не подпадает. Не войдут в объём этого понятия, видимо, и таджики, узбеки, молдаване, китайцы и представители всех остальных наций и национальностей. Для большинства россиян они не личности. Это там – у себя на родине – они могут быть личностями, а здесь они – гастарбайтеры. Получалось, что и обеспечивать их безопасность на территории Российской Федерации по закону не было никакой необходимости. Правда, новая версия закона и россиян вывела за скобки. Теперь «основные направления государственной политики в области обеспечения безопасности определяет Президент Российской Федерации»[11]. Однако, насколько мне известно, до настоящего времени никаких документов в развитие указанного закона издано не было. Поэтому определить, кто или что сегодня по закону является объектом безопасности, а кто субъектом, довольно сложно.
По логике же, если вычленить «личность» из благозвучной триады – личность, общество, государство – получим «безопасность личности», которая трансформировалась в «личку» и которой обозначают физическую безопасность отдельного человека. Употребление термина «личная безопасность» в этом случае вполне оправдана, т.к. охрану приставляют не к каждому индивиду, а к тому, кто заслужил называться личностью. И охране в данном случае подлежит именно «личность», т.е. «система социально-значимых черт», а не индивид. Потому что как индивид он, как правило, никому не интересен. Интересна его роль в решении определённого круга вопросов. Изменится социальная роль такого индивида, т.е. его «личина», и он становится никому не интересен и никому не нужен. И потребность в обеспечении безопасности такой «личности» отпадает сама собой. Вот такие причудливые метаморфозы происходят с термином «личность» в качестве объекта безопасности.
Ещё более причудливая картина прорисовывается и с термином «общество» применительно к безопасности.
Согласно словарям и энциклопедиям «общество» понимается либо как «обособившаяся от природы часть материального мира, представляющая собой исторически развивающуюся форму жизнедеятельности людей», либо как «определённый этап человеческой истории (общественно-экономических формаций, межформационные и внутриформацнонные исторические ступени)»[12].
Что имели в виду российские учёные и российский законодатель, объявляя объектом безопасности «общество», – «исторически развивающуюся форму жизнедеятельности людей» или «определённый этап человеческой истории» («исторические ступени»)? А какие могут быть интересы у «формы жизнедеятельности» или «этапа истории»? Интересы могут быть только у субъекта! Ведь интерес (от лат. interest – имеет значение, важно) – это реальная причина социальных действий, событий, свершений, стоящая за непосредственными побуждениями – мотивами, помыслами, идеями и т. д. – участвующих в этих действиях индивидов, социальных групп, классов[13]. Индивиды, социальные группы, классы – всё это субъекты исторического процесса. А может быть «общество» субъектом? Если исходить из всех существующих на сегодня научных трактовок этого понятия, ответ однозначный – НЕТ!
А может ли быть объектом и/или субъектом «государство»? Пожалуй, да. «Государство» можно рассматривать в качестве и объекта, и субъекта, правда, с одной оговоркой: только на уровне межгосударственных отношений. То, что приходится слышать довольно часто: «Государство должно ...», «государство обязано …», – не более чем сленг, по Ф.Бэкону – «идолы рынка», т.е. обороты обыденной – «базарной» – речи. Государство – это политическая система, составляющими элементами которой являются «территория», «население» и «власть». «Власть», т.е. система политической власти, которую часто называют «государством», является  только частью системы. Отождествлять часть и целое нельзя! Это грубая методологическая ошибка. «Власть» (в лице институтов государственной власти) представляет государство на межгосударственном уровне, но сама при этом не является государством. Во внутригосударственных отношениях и связях участвуют, опять же, институты государственной власти и их представители - должностные лица, но никак не «государство».
Подытожу: рассматривать в качестве объектов безопасности «личность» и, особенно, «общество» некорректно. Понятия эти разносущностны и неопределённы. Какой личности-личине требуется обеспечивать безопасность? Личности мерзавца? А может быть вора или убийцы? А какое общество нуждается в безопасности? «Общество любителей кошек» или «Общество любителей пива»? Или ещё какое-нибудь? Ещё раз: чтобы задача могла быть решена, нужно определить область исходных данных. В нашем случае – нужно сделать объект определённым. Если речь идёт о личности, то следует указать о какой. Например: личности Петрова Ивана Николаевича. Если речь идёт об обществе, то, например, ООО «Рога и копыта». Тогда получим вполне определённые и, может быть даже решаемые, задачи: обеспечить безопасность Перова И.Н. или обеспечить безопасность ООО «Рога и копыта»[14].
Но главное даже не это. Главное – ни личность, ни общество не являются ни объектами, ни субъектами права, и потому использование этих терминов в законодательных актах, мягко говоря, неуместно.
Не являются личности и общества[15] и участниками информационных процессов и информационных отношений. Обмениваются информацией не «личности», т.е. «роли и функции, выполняемые человеком в обществе», а люди, т.е. индивиды, не «общества», т.е. формы жизнедеятельности или этапы истории, а формальные или неформальные организации. И только «государство» можно рассматривать в качестве субъекта информационных отношений, но, опять же, на уровне межгосударственных отношений. Государства обмениваются нотами, подписывают договора, заключают пакты и т.д. Однако, ни люди, ни предприятия, являющиеся резидентами государства или проживающие на его территории, не вступают в информационные отношения с государством. Они взаимодействуют с должностными лицами различных предприятий организаций, учреждений, т.е. органами государственной власти, которые по законам логики нельзя отождествлять с государством. Использование термина «государство» для обозначения субъекта макроуровня приводит не только к огромному количеству казусов, но и к трансформации сознания огромной массы людей. Но, к сожалению, он почти безоговорочно стал использоваться и в журналистике, и в науке в примитивном бытовом смысле, именно, как синоним термина «власть».
По закону субъектом гражданского права может быть только лицо, которое имеет определённый статус — является правоспособным и дееспособным. К таковым законом отнесены:
§  граждане (физические лица);
§  юридические лица;
§  государство[16].
Исходя же из сложившегося в социальной философии принципа градации социальной действительности в зависимости от уровня структурной сложности, субъектов целесообразно представлять следующим образом:
на микроуровне – индивид;
на макроуровне – корпорация;
на мегауровне – государство.
Индивид (от лат. individum - неделимый) – понятие, используемое, как правило, для описания и отображения разнообразных ипостасей бытия личности. Понятие «индивид» (впервые введено в научный оборот Цицероном как латинский аналог греческого термина «атом») сопряжено с представлением об отдельно взятом представителе человеческого рода, общества, народа, класса, социальной группы, как своеобычном социальном атоме, т.е. далее принципиально неразложимом элементе бытия социума. Используется также для введения представления о человеке как носителе какого-либо единичного качества[17].
Корпорация [ср.-лат. corporatio - объединение, сообщество] - 1) замкнутая группа лиц, объединённая общностью интересов (сословных, профессиональных и др.); 2) объединение, союз, общество[18].
Термин «корпорация», заимствованный из латинского (т.е. в его этимологическом значении), но не из английского (американского) языка[19], целесообразно использовать в качестве родового понятия, обозначающего любоеобъединение физических лиц (индивидов) – формальное (коллектив) или неформальное (группа), институализированное (юридическое лицо) или не институализированное (группа), но только не случайное и суммативное (толпа, народ). 
Государство, как это уже было отмечено выше,  в качестве субъекта выступает только и именно на мегауровне, т.е. во взаимоотношениях с другими государствами. Использование термина «государство» для обозначения системы власти (т.е. в качестве синонима термина «власть») во внутригосударственных отношениях в научном или научно-популярном дискурсе – это признак невежества. Ни индивид (физическое лицо), ни корпорация (объединение, имеющее статус юридического лица, или объединение без образования юридического лица) никогда не взаимодействуют с государством! Они взаимодействуют с другими индивидами и корпорациями, в число которых входят и органы исполнительной государственной власти, которые с точки зрения системного анализа являются точно такими же элементами – «индивидами» и «корпорациями», –  как и они сами.  
Необходимо отметить и ещё один очень важный момент – индивиды, корпорации, государство будут объектами и субъектами не всех без исключения артикулируемых и исследуемых сегодня видов безопасности. У каждого вида или подвида безопасности должны быть и свои объекты, и свои субъекты. Например, у физической и информационной безопасности объектами и субъектами могут быть индивиды, корпорации, государство. У экономической же безопасности: 
на микроуровне:  
объекты – работники, покупатели, потребители;
субъекты – индивиды, правоохранительные органы и органы социальной защиты, защиты прав потребителей и т.п.;
на макроуровне:
объекты – резиденты, предприятия, организации, учреждения, предприниматели;
субъекты – владельцы предприятий, топ-менеджеры, службы безопасности, правоохранительные органы (при обращении к ним соответствующих субъектов);
на мегауровне:
объекты – государство (его экономика, экономическая сфера);
субъекты – государство (в лице органов государственной власти).
У экологической безопасности объекты могут быть классифицированы, например:
по виду объекта – люди / животные / растительность;
по территориальному признаку – население района / население региона / население Земли, если речь вести только о людях, а можно брать шире и в качестве объектов рассматривать всех обитателей района / региона / Земли, или вообще всю биоту.
Субъектами же экологической безопасности будут:
на микроуровне – индивиды, жители района;
на макроуровне – активисты экологических движений, природоохранные организации, наиболее сознательные жители региона;
на мегауровне – экологические партии, международные экологические движения и организации, Организация Объединённых Наций, правительства национальных государств, природоохранные организации национальных государств.
Так (или примерно так) должно быть. Но, к сожалению, сегодня исследователи проблем безопасности в подавляющем своём большинстве не различают ни объекты, ни субъектов безопасности и везде ведут речь о «личности, обществе, государстве», что является грубейшей методологической ошибкой с далеко идущими негативными последствиями.
И вообще, исследователи феномена безопасности довольно часто путают причины со следствиями, задачи с функциями, условия с состояниями и т.д. и т.п. Однако чтобы успешно решать задачу обеспечения безопасности, эти понятия необходимо чётко определять и строго различать. Кроме этого, необходимо различать ещё и такие понятия как «объект безопасности» и «объект защиты». Мало того, что понятия «безопасность» и «защита» различны по объёму, они ещё и относятся к различным уровням познания. «Безопасность», как было отмечено выше, категория аксиологическая[20], а «защита» - категория праксиологическая[21].
Объект безопасности – это предмет, безопасность которого необходимо обеспечить. А объект защиты – это предмет или его свойство, по защите которых субъектом предпринимаются (должны предприниматься) практические действия. «Объект безопасности» и «объект защиты» - понятия не тождественные! Это следует и из того, что задача обеспечения безопасности в содержательном плане включает в себя в неразрывном единстве три компонента:
1) удовлетворение потребностей объекта безопасности (обеспечение жизнеспособности для биологических систем, обеспечение работоспособности для технических систем, обеспечение целостности для неорганических систем);
2) создание и поддержание безопасной для объекта безопасности окружающей среды (обеспечение жизнедеятельности);
3) защита объекта безопасности от деструктивного воздействия.
Особняком здесь стоит ещё одна задача – ликвидация последствий возможно причинённого вреда объекту безопасности в случае реализации угроз. Она не имеет прямого отношения к обеспечению безопасности объекта здесь и сейчас, но играет существенную роль в отдалённой (и не очень) перспективе.
Защита представляет собой всего лишь одно из направлений деятельности по обеспечению безопасности объекта безопасности и не самое главное. Можно заковать человека в металлический панцирь, чтобы защитить его от возможных травм, укуса комаров, от солнечных ожогов и прочих неприятностей, но не удовлетворять его потребности в еде, воде и воздухе, и он довольно быстро умрёт. Но если удовлетворять его потребности и не предпринимать специальных мер по защите от перечисленных угроз, он, скорее всего, проживёт долгую и счастливую жизнь. Аналогично обстоят дела и с информацией. Если не удовлетворять потребности человека в достоверной и актуальной информации, да ещё при этом пичкать ложной, как это происходит сейчас, он обречён. Но если наладить снабжение индивидов и корпорации достоверной и достаточной для принятия верных решений информацией и обеспечить её физическую и семантическую доступность, они – индивиды и корпорации – просуществуют долго и будут при этом успешны и, возможно, счастливы.
У каждого из направлений деятельности по обеспечению безопасности объекта безопасности должен быть и свой субъект (субъекты) безопасности! А так как направлений деятельности по обеспечению безопасности три, то и групп субъектов безопасности может быть (и должно быть) тоже три:
1) субъекты, ответственные за принятие правильных (безопасных) решений и совершение правильных (безопасных) действий;
2) субъекты, ответственные за создание безопасных условий  существования объекта безопасности;
3) субъекты, ответственные за защиту объекта безопасности от внешних угроз.
Соотношение объектов безопасности, содержания работ по обеспечению безопасности и субъектов безопасности, призванных эти работы осуществлять, наглядно демонстрирует таблица 1.
Объект
безопасности
Содержание работ
по обеспечению
безопасности
Субъекты
безопасности
Субъекты, ответственные за создание безопасной среды
Субъекты, ответственные за защиту объекта безопасности
Индивид
- сохранение жизни;
- поддержание физического и психического здоровья;
- предотвраще-ние ухудшения условий сущест-вования.
- индивид;
- симбиоты 
[22];

- Президент;
- законодате-льные органы гос. власти;
- Правительство;
- правоохрани-тельные органы;
- органы власти регионального и местного уровня;
- работодатель.
- нанятые для обеспечения безопасности люди;
- правоохранительные органы (при обращении к ним);
- санитарно-эпидемиоло-гические и медицинские службы;
- специалисты по технике безопасности.
Корпорация
- обеспечение структурной цельности;
- обеспечение непрерывности бизнеса;
- предотвраще-ние нанесения ущерба.
- учредители
- топ-менеджеры

- Президент;
- законодатель-ные органы гос. власти;
- Правительство;
- правоохрани-тельные органы;
- органы власти регионального и местного уровня.
- служба безопасности;
- правоохранительные органы (при обращении к ним).
Государство
- обеспечение территориальной целостности;
- сохранение суверенитета;
-  поддержание социальной стабильности.
- Президент;
- Правит-во

- Президент.
- Государственная Дума;
- Совет Федерации.

- Верховный главнокомандующий;
- Совет безопасности;
- Разведслужбы;
- правоохранительные органы;
- Министерство обороны.

Табл. 1. Соотношение объектов и субъектов безопасности.

Как уже было отмечено в начале статьи, сегодня в законодательных актах и, к сожалению, в научных работах главным субъектом безопасности называется государство.
ЭТО ГЛУБОЧАЙШЕЕ ЗАБЛУЖДЕНИЕ!
Главным субъектом безопасности всегда был и остаётся сам субъект.
«Спасение утопающих – дело рук самих утопающих!».
Это хорошо известно на уровне народной мудрости. Это знали даже наши очень древние предки. Но почему-то это не могут или не хотят понять учёные мужи и российский законодатель. О причинах такого странного явления можно только догадываться.
Наиболее вероятный ущерб (и, как правило, наибольший) социальному субъекту может быть причинён в результате его собственных действий или, иначе, риска, т.е. действий субъекта в условиях неопределённости и непредсказуемости результатов[23]. От совершения им своего поступка никто не может защитить, кроме самого субъекта, который в данном случае выступает и в роли объекта безопасности. Постараться предупредить – да, убедить – да, но уберечь – нет! От подавляющего большинства угроз не сможет защитить никакая полиция, ФСБ, прокуратура, ФСТЭК и, тем более, Роскомнадзор, даже вместе взятые. Почему? Да хотя бы потому, что их нет и не может быть там, где есть опасность. К каждому субъекту не приставишь по пожарной машине, машине скорой помощи, милиционеру, чекисту или специалисту Роскомнадзора. Именно поэтому главный метод борьбы с любыми угрозами – избегать их. «Предотвращенная схватка – выигранная схватка» - говорили древние китайские мастера боевых искусств.
Естественно, что вся полнота ответственности за обеспечение безопасности социальных субъектов (которые одновременно является и объектами безопасности) должна лежать на них же. Это относится и к обеспечению безопасности принадлежащей им информации (информационных ресурсов): на государстве – за государственные ресурсы, на корпорации – за корпоративные ресурсы, на индивиде – за индивидуальные ресурсы. Государство при этом должно только:
- создавать условия, при которых индивиды и корпорации имели бы возможность реализации функции обеспечения своей безопасности;
- принимать меры по созданию безопасной для индивидов и корпораций среды;
- оказывать помощь индивидам и корпорациям в ликвидации последствий деструктивных воздействий, если им не удаётся таковых избежать.
В качестве объекта безопасности, в принципе, может быть выбран любой предмет. Некоторые учёные утверждают, что безопасность объекта характеризуется безопасностью его свойств[24]. И это представляется довольно странным. Что такое «безопасность свойств»? Как можно обеспечить безопасность свойств? Например, безопасность остроты ножа или безопасность округлости шара? Но, главное, нужно ли это делать? Если учесть, что безопасность – это ситуация, при которой объекту безопасности не может быть причинён вред в виде деструкции, дисфункции и ухудшения условий существования (эксплуатации)[25], то, думается, что нет.
В природе (онтологически) нет ни опасности, ни безопасности. Есть только изменяющаяся в пространстве и времени материя. Безопасность – категория аксиологическая, т.е. оценочная. А мерой всех вещей, т.е. источником, носителем и потребителем оценок является человек. И оценку он осуществляет, в первую очередь, относительно себя. Так он – человек – устроен. Кстати, не только человек. Всё живое борется за своё выживание, но только человек может поставить (и ставит) задачи сохранения, например, информации выше (или вместо) задачи сохранения жизни и здоровья человека (в т. ч. психического). Или обеспечение конфиденциальности информации поставить выше удовлетворения потребности населения в достоверной и актуальной информации. Правда, это не от большого ума …. Хотя, действительно могут быть случаи, когда какой-нибудь предмет или документ может оказаться ценнее жизни не одного человека, а даже целой группы. Но ценность их и в этом случае будет определяться степенью их влияния на жизнь и здоровье людей. Люди иногда жертвуют своими жизнями, чтобы сохранить жизни других людей. И в этом случае такие жертвы вполне оправданны, потому что без них может погибнуть гораздо большее количество людей или под угрозу существования ставится судьба государства. Как, например, во время Великой Отечественной войны. До недавнего времени наш народ свято хранил в памяти имена героев – Николая Гастелло, Александра Матросова, Михаила Паникахи и многих-многих других, отдавших самое ценное, что у них было – свои жизни – ради жизни других, ради существования государства. Были ситуации, когда люди погибали ради сохранения в секрете информации, раскрытие которой могло повлечь гибель других людей, как, например, Зоя Космодемьянская или молодогвардейцы.  Но почему нужно в мирных условиях ставить задачу обеспечения конфиденциальности информации, да ещё такой, распространение которой никак не навредит никому (как, например, пресловутые персональные данные), выше достоверности и доступности социально значимой информации, остаётся загадкой.
Так же вопреки распространённому среди российских учёных мнению о сопряжённости безопасности с развитием, я утверждаю, что развитие не только не способствует безопасности, но и сильно усугубляет ситуацию, многократно увеличивая опасность.
Любое движение сопряжено с риском, особенно движение вперёд и вверх. Давно подмечено: чем выше «забирается» человек по «служебной лестнице», тем «больнее падать». Чем быстрее едет машина, тем тяжелее последствия в случае аварии и тем легче в неё попасть. Социальное развитие, экономическое развитие ничем в методологическом плане не отличаются от физического или механического движения[26]. Современная Россия это убедительно всем доказала. Пока твой бизнес не сильно развит, ты в безопасности. Как только начнёт развиваться и, ещё хуже, быстро, сразу найдётся куча желающих его отобрать и уровень опасности резко возрастёт. Скачком. Да и развиваться можно не в том направлении. В опасном. Так что обеспечение безопасности в процессе развития – это отдельная и очень сложная задача. И методы её решения отличны от методов просто обеспечения безопасности объекта, и субъекты такой безопасности тоже несколько иные, равно как и угрозы, и их источники.
А вот что касается объектов защиты, то в качестве таковых может действительно оказаться всё, что угодно. И не только люди или предметы, но и их свойства. Защищать можно и остроту ножа, и круглость шара, и трусость, и подлость, и решительность, и вообще всё. Даже персональные данные. Но, опять же, нужно ли? Защищать нужно только то, деструкция, дисфункция и ухудшение условий эксплуатации чего приведёт (может привести) к причинению вреда объекту безопасности[27].
Российское законодательство к объектам гражданского права, например, относит[28]:
§  имущество;
§  работу и услуги;
§  информацию;
§  результаты интеллектуальной деятельности;
§  нематериальные блага.
Можно ли принять Гражданский кодекс в качестве методологического основания при определении объектов защиты, как это сделали российские учёные с законом «О безопасности»? Ответ очевиден – НЕТ! Классификация эта (как и многие другие, разработанные юристами) методологически несостоятельна. Но, главное, здесь нет основного объекта защиты – человека и человеческих объединений. А можно, например, защитить работы и услуги? Право на проведение работ (осуществление деятельности) или оказание услуг – можно, а как защитить работы и услуги?
Нельзя защитить и информацию. Термин «защита информации» - это идиоматический оборот, сленг. Защищать можно только информационные объекты, информационные продукты, информационные ресурсы (как совокупность информационных объектов и информационных продуктов), т.е. то, что имеет материальную основу, отграничено от окружающей среды, а не максимально общее понятие, эфемерную гносеологическую категорию.
Объекты защиты в целях более успешного решения вопросов обеспечения их защиты целесообразно представлять в виде систем, которые согласно современным взглядам сторонников системного подхода представляют неразрывное единство структуры, коммуникаций и смыслов. Применив такой приём, получим, примерно, следующее (см. табл. 2).


Объект
безопасности
Объект защиты
Структура
Коммуникации
Смыслы
Индивид
- тело;
- нервная система;
- мозг.
- темперамент;
- характер.
- психика;
- рассудок.
Корпорация
- инфраструктура;
- персонал;
- руководство.
-физические коммуникации;
- кооперация.
- технологии;
- планы.
Государство
- «территория»;
- население;
- «власть».
-транспортные коммуникации;
- социальные связи.
- менталитет;
- идеология. 

Табл. 2. Соотношение объектов безопасности и объектов защиты.

При наличии возможности, получившиеся в результате такого деления элементы можно разбить на более мелкие части и затем уже разрабатывать технологии их защиты.
От чего следует защищать объекты, в общем (методологическом) плане, я уже касался в предыдущих своих статьях. Коснулись мы этой темы и здесь. А вот вопрос от чего и, главное, зачем следует защищать информацию, информационные объекты, информационные продукты и информационные ресурсы требует особого и более детального рассмотрения.







[1] Субъект – это носитель действия (тот, кто познаёт, мыслит или действует), а объект – то, на что направлены мысль или действие субъекта.
[2] Но почему-то довольно часто игнорируется.
[3] Об этом подробнее, например: Атаманов Г.А. Азбука безопасности. Информационная безопасность: содержание понятия и его определение // Защита информации. Инсайд. 2013. № 3. С. 10.
[4] Закон РФ от 05.03.1992 г. № 2446-1 «О безопасности».
[5] Федеральный закон РФ от 28.12.2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности».
[6] Закон РФ от 05.03.1992 г. № 2446-1 «О безопасности».
[7] Главный санитарный врач РФ. Теперь уже бывший.
[8] Часть 3 статьи 4 Федерального закона РФ от 28.12.2010 г. №390-ФЗ «О безопасности».
[9] Об этом см., например, Атаманов Г. А. Основные виды безопасности антропных систем и их иерархия // Электронный научный журнал «Проблемы безопасности». – 2010. – № 2 (10). – Режим доступа: – http://pb.littera-n.ru/images/stories/PB/2/atamanov/Atamanov.pdf  (свободный).
[10] Источник: Яндекс. Словари › БСЭ, 1969-1978.
[11] Часть 2 статьи 4 Федерального закона от 28.12.2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности».
[12] Философская энциклопедия [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://dic.academic.ru (03.04.2013).
[13] Источник: http://slovari.yandex.ru (11.10.2013).
[14] Чтобы сделать задачу уж совсем решаемой, здесь следовало бы указать ещё и вид безопасности, который требуется обеспечить.
[15] Если только это не общества с ограниченной ответственностью или акционерные общества, т.е. юридические лица.
[16] Источник: http://www.grandars.ru/college/pravovedenie/subekty-grazhdanskogo-prava.html (02.04.2013).
[17] Новейший философский словарь. 2009. - Режим доступа: http://dic.academic.ru/ (03.042013).
[18] Словарь иностранных слов.- Комлев Н.Г., 2006. – Режим доступа: http://dic.academic.ru (03.04.2013).
[19] В американском законодательстве термином «корпорация» обозначается совокупность лиц, объединившихся для достижения общих целей, осуществления совместной деятельности и образующих самостоятельный субъект права - юридическое лицо // Современный экономический словарь. – Режим доступа: http://slovari.yandex.ru/dict/economic.
[20] Аксиология (от греч. axia - ценность и logos - учение) – философская дисциплина, исследующая категорию «ценность», характеристики, структуры и иерархии ценностного мира, способы его познания и его онтологический статус, а также природу и специфику ценностных суждений.
[21] Праксиология (греч. praktikos – деятельный, активный и logos – учение): 1. Наука о нормах и принципах эффективной и правильной деятельности, продуктивной работы, результативности труда. 2. Философия практики. - Большой словарь иностранных слов.- Издательство «ИДДК», 2007. – Имеется электронный аналог: http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_fwords/ (22.10.2013).
[22] Здесь – люди, проживающие с индивидом в непосредственной близости. Например, родители, которые до определённого возраста должны обеспечивать и, соответственно, отвечать за безопасность своих детей.
[23] Об этом подробнее: Атаманов Г.А. Методология безопасности / Фонд содействия научным исследованиям проблем безопасности «Наука-XXI». – 2011. – Режим доступа: http//naukaxxi.ru/materials/302/.
[24] См., например, Стрельцов А.А. Обеспечение информационной безопасности России: Теоретические и методологические основы. – М. : Изд-во МЦНМО, 2002. – 296 с.
[25] Об этом подробнее см., например: Атаманов Г.А. Азбука безопасности. Определения понятий «опасность» и «безопасность» // Защита информации. Инсайд. – 2012. – № 5. – С. 8-13.
[26] Кто с этим не согласен, предлагаю прочитать гениальный труд нашего соотечественника А.А.Богданова «Тектология. Всеобщая организационная наука» (есть в Интернете в открытом доступе).
[27] Не путать с объектом защиты!
[28] Статья 128 ГК РФ.


Библиографическая ссылка: Атаманов Г.А. Азбука безопасности. Объекты и субъекты безопасности вообще и информационной в частности / Г.А. Атаманов // Защита информации. Инсайд. – 2013. – № 6. – С. 18-24.

Комментариев нет:

Отправить комментарий